+7 (495) 925 06 34
Подпишитесь на нашу рассылку и будьте в курсе всех новостей
< назад

В регионах просят увеличить лимиты на добычу животных после карантинных ограничений

В России поэтапно отменяют ограничения на охоту, введенные весной из-за пандемии COVID-19.

В регионах просят увеличить лимиты на добычу животных после карантинных ограничений
Фото: shutterstock.com

Со второй половины августа должна начаться осенняя охота на водоплавающую дичь, а в сентябре – на боровую дичь и пушные виды животных. Однако, даже если ограничения будут сняты полностью, это не спасет финансовую ситуацию охотхозяйств и отдельных охотников, пострадавших из-за ограничений, уверены эксперты в регионах, опрошенные изданием «Ветеринария и жизнь».

Последствия весеннего запрета

Запрет на охоту, введенный весной в большинстве регионов, спровоцировал рост браконьерства, поскольку контроль за охотничьими угодьями ослабел. Недовольные ограничениями охотники, нарушая запреты, пошли добывать не только водоплавающую птицу, но и крупного зверя: лосей, кабанов, оленей и косуль, рассказывают «ВиЖ» иркутские охотники – директор учебно-опытного охотхозяйства «Голоустное» Илья Дианов и доцент кафедры охотоведения и биоэкологии Иркутского госагроуниверситета Виктор Камбалин. «В охотхозяйствах из-за пандемии сократили штаты, как следствие – ослабла охрана. Нечистоплотные охотники стали рисковать по-крупному», – рассказывает «ВиЖ» охотник из подмосковного Серпухова Виктор Перерва, добавляя, что угрозе отстрела во время запрета подверглись самки в период отелов.

После того как в большинстве регионов страны были введены запреты, охотники стали писать письма властям. «Охота весной индивидуальная: на тяге, на току, у подсадных – везде охотник один, максимум вдвоем. Запрет был скорее перестраховкой», – рассказывает «ВиЖ» биолог-охотовед из Екатеринбурга Владимир Монахов.

Летят утки, подходят волки

Низкая активность охотников весной, тишина из-за отсутствия выстрелов в лесу дали возможность некоторым животным расширить границы ареала. «Волки, медведи, кабаны, лоси вплотную подошли к границам городов. Особенно опасны одичавшие собаки. Они живут обособленными стаями. При этом очень хитры, даже хитрее волка, так как знают человека: они служили ему раньше и достаточно изучили его», – рассказывает «ВиЖ» охотник из Курганской области Андрей Томилов.

Опасны и бурые медведи, которые теперь смело могут выйти на дорогу или подойти вплотную к деревням. «Их численность повсеместно высока и может регулироваться только охотой», – отмечает в беседе с «ВиЖ» президент Росохотрыболовсоюза Татьяна Арамилева.

На численности популяции диких птиц пандемия, напротив, сказалась положительно, считают опрошенные «ВиЖ» охотники. Был исключен фактор беспокойства, что способствовало более успешному гнездованию. «Теперь утки заселили все водоемы вблизи населенных пунктов и уже привыкли к людям», – рассказывает «ВиЖ» охотник из Амурской области Трофим Доманов.

Лимиты на птицу

Охотник Валерий Бриних из Адыгеи, одного из немногих регионов, где весенняя охота началась еще до пандемии и под запрет не попала, считает, что реальные результаты весенних ограничений можно будет оценить в конце лета – начале осени, когда появятся новые выводки местной водоплавающей дичи. Если численность поголовья увеличится, то, возможно, увеличатся и лимиты для охотпользователей на добычу, предполагает в разговоре с «ВиЖ» Александр Храмов, кандидат биологических наук, директор Специализированного филиала ФГБНУ «Всероссийский научно-исследовательский институт охотничьего хозяйства и звероводства имени профессора Б. М. Житкова» (г. Ижевск).

Павел Хоменко, эксперт в сфере сохранения биоразнообразия из Владивостока (к слову, еще одного региона, где охота не запрещалась), наоборот, считает, что весной добывается не более трех процентов популяции птиц, поэтому отсутствие охотников вряд ли сильно повлияет на рост поголовья.

Доходы на нуле

Весенняя охота на водоплавающую и боровую дичь длится всего 10 дней, но обеспечивает серьезное финансовое подспорье охотпользователям в межсезонье. Более половины года доходы охотпользователей и так почти равны нулю, тогда как обязанности по охране, воспроизводству, подкормке животных, отчислению налогов, зарплат, выполнению условий охотсоглашений нужно выполнять круглый год. «Государство, лишив охотпользователей базового права на добычу охотничьих ресурсов, в то же время не освободило их на этот период от исполнения обязанностей по ведению охотхозяйства, предусмотренных долгосрочными лицензиями и охотхозяйственными соглашениями», – отмечает в разговоре с «ВиЖ» Владимир Слободенюк, замдиректора ВНИИ охотничьего хозяйства и звероводства имени проф. Б. М. Житкова, охотник из Кировской области.

«В России свыше семи тысяч охотничьих хозяйств. По нашим оценкам, как минимум половина из них лишилась своих доходов из за ограничений», – говорит Татьяна Арамилева. По сведениям Росохотрыболовсоюза, убытки Вологодского областного общества охотников и рыболовов, например, достигли 19 миллионов рублей, Челябинского – 12 миллионов, Костромского – 10,3 миллиона, Новосибирского – около 10 миллионов рублей. От введения запрета пострадали и бюджеты регионов. Как пояснил член экспертного совета Комитета Госдумы РФ по природным ресурсам, природопользованию и экологии Николай Краев, за каждое не выданное этой весной разрешение на добычу региональный бюджет недосчитался по 650 рублей.

При этом рассчитывать на помощь из федерального бюджета охотхозяйства не могут, так как формально они не являются субъектами малого и среднего предпринимательства. Бóльшая часть охотхозяйств работает на основании долгосрочных лицензий, выданных им до вступления в силу закона об охоте. Получить поддержку можно только на уровне региона, если меры предусмотрены местными властями.

Например, в Амурской области убытки от возврата уже проданных охотникам путевок на водоплавающую дичь пообещали возместить из областного бюджета. Однако это скорее исключение из правил. По словам Татьяны Арамилевой, чтобы оптимизировать расходы в других регионах, многие охотхозяйства вынужденно отправили своих работников в неоплачиваемый отпуск. Часть организаций уже лишилась егерей. А теперь им грозит потеря угодий из-за нарушения охотсоглашений.

В той же Амурской области из-за введенных ограничений охотники не смогли реализовать добытую в конце осенне-зимнего сезона пушнину. «Я, например, провел на охоте на соболя пять месяцев, вложил около 200 тысяч рублей и не смог вернуть пока ни рубля. Кроме того, пушнину мы поставляем на аукционы, которые из-за пандемии были отменены», – говорит Трофим Доманов.

События, 23 августа 2020, 10:12

Свежие отраслевые новости на нашем канале в Telegram

Добавьте «Ветеринарию и жизнь» в избранное в ЯНДЕКС.НОВОСТИ

Подписывайтесь на канал «ВиЖ» в ЯНДЕКС.ДЗЕН

Еще по теме
Читайте также:
цитата
Сергей Данкверт, Руководитель Россельхознадзора
«Иностранные стратеги сильно просчитались, потому что замещение вакцин для животных на нашем рынке отечественными препаратами идет достаточно активно. Российские вакцины работают не хуже, а в ряде случаев даже лучше импортных.  Мы сейчас усилили контроль за импортными вакцинами, потому что мы не знаем, что наш ждет. Сегодня нанести ущерб легко нашей стране, поставив именно некачественные вакцины»
Сергей Данкверт
Руководитель Россельхознадзора
Календарь мероприятий
Август 2022
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
1234567
91011121314
1516
18192021
22232425262728
293031
Все мероприятия

Самое читаемое

Эксперт: какие болезни наносят мировому свиноводству максимальный ущерб
Из-за засухи во Франции прогнозируют дефицит сыров и говядины
В Германии ликвидируют 110 тыс. кур из-за гриппа птиц
Номер 7-8 (62-63) июль-август 2022
Читать газету
«Ветеринария и Жизнь»
Газета ВиЖ. Оформить подписку
Подпишитесь на нашу рассылку и будьте в курсе всех новостей