Россия планирует за шесть лет заместить весь импорт собственной красной рыбой

Новости
19.06.2021 09:30:00
Объемы аквакультуры атлантического лосося (семги) и форели в России с 2013 по 2020 год выросли почти в три раза. Федеральное агентство по рыболовству (Росрыболовство) прогнозирует и дальнейший рост сектора. Однако эксперты предупреждают: без своевременной локализации производства кормов и малька российский бизнес в перспективе может не выдержать конкуренции с глобальными игроками. Так каковы наши успехи и в чем проблемы?
Текст: Федор Ильин

ФОРЕЛЬ ЗАВОЕВЫВАЕТ РЫНОК

По данным Росрыболовства, производ­ство лососевых за 2020 год выросло на 27,5% по сравнению с 2019 годом и со­ставило 116 тыс. тонн. При этом доля форели и семги в общей структуре ак­вакультуры превысила 30%, хотя еще лет десять назад она была меньше 5%.

География такова. Основные объемы семги выращивают в Мурманской области: производство составило 52,3 тыс. тонн в прошлом году, что на 55% больше, чем в 2019 году. Ключевой регион по выращиванию форели – Ка­релия: 26,4 тыс. тонн в 2020 году, го­довой прирост – 18%. Ленинградская область произвела 11,9 тыс. тонн ло­сосевых (на 13% выше показателей 2019 года). При этом появляются и но­вые точки роста: например, в Северной Осетии производство форели выросло на 45%, до 3,2 тыс. тонн.

«Мы стремимся, чтобы рынок Рос­сии был полностью занят россий­ской продукцией лососеводства, и это вполне возможно. К 2027–2030 годам планируется нарастить объем производства семги и форели до 150 тыс. тонн, еще 70 тыс. тонн будет приходиться на выращивание тихоокеанских лососей по технологии пастбищной аквакультуры на Даль­нем Востоке», – сообщил изданию «Ветеринария и жизнь» заместитель руководителя Федерального агентства по рыболовству Василий Соколов.

Чтобы понять, почему это важно, стоит напомнить, как резко менялась конъюнктура в последние годы. По­сле введения Россией контрсанкций из структуры отечественного импорта выпало более 120 тыс. тонн лососевых. И хотя по итогам 2020 года, как под­считали аналитики Defa group, объем импорта красной рыбы увеличился, но всего на 10%, до 94 тыс. тонн.

В этих условиях, по словам Василия Соколова, для поддержки тех, кто готов инвестировать в рыбоводство в РФ, го­сударство расширяет перечень ин­струментов поддержки аквакультуры. С 2020 года вступил в силу очередной пакет мер поддержки. В их числе: пре­доставление льготных краткосрочных и инвестиционных кредитов, компен­сация 25% стоимости строительства предприятиям по переработке.


Интересно взглянуть на эту тенден­цию и в глобальном контексте, прежде всего тех перемен, которые вызваны пандемией нового коронавируса. Дело в том, что глобальный рынок семги – основной позиции рынка красной рыбы – в последние годы неуклон­но рос, как и цены на нее, отмечает главный редактор FishNet.ru Вячеслав Сухов. Основным драйвером роста был китайский средний класс: Норвегия и другие европейские производители ориентировались на поставки в Китай, а производители из Чили – главным образом на США и Бразилию. «Коро­навирус полностью сломал стройную схему. Из-за отмены рейсов, закрытия предприятий HoReCa (гостинично-ресторанного бизнеса. – «ВиЖ») цены на атлантического лосося в прошлом году упали до исторических минимумов», – сообщил «ВиЖ» Вячеслав Сухов. Спрос резко снизился на охлажденную рыбу. Продажи мороженой порционной про­дукции, наоборот, выросли. В итоге за 2020 год объем предложения мировой лососевой аквакультуры увеличился до 2,6 млн тонн с 2,5 млн тонн в 2019 году.

На российском рынке на фоне пан­демии COVID-19 также наблюдалось снижение спроса на охлажденного лосося, но по итогам 2020 года объем этого рынка даже увеличился, отмечает гендиректор компании «Русская аква­культура» (крупнейший в стране про­изводитель аквакультурного лосося) Илья Соснов. Основатель крупного фо­релевого хозяйства в Карелии Николай Федоренко подтверждает: пандемия не отразилась критично на российских хо­зяйствах. «Был очень высокий спрос – раскупили подчистую. Импортная рыба из-за роста курса валют выросла в цене, а мы цену не поднимали», – сказал Ни­колай Федоренко «ВиЖ».

По данным Росстата, средняя цена на охлажденную и мороженую раз­деланную рыбу лососевых пород по состоянию на январь 2021 года вырос­ла на 8,7% по сравнению с январем 2020 года, до 771 рубля за килограмм, при инфляции по остальным видам мороженой разделанной рыбы в 2,1%.

Пока прогнозы по росту мирового производства рыбы сохраняются. При этом доля аквакультуры, согласно про­гнозу Продовольственной и сельскохо­зяйственной организации ООН (ФАО), к 2028 году достигнет 52%. «Являясь частью глобального рынка, российский аквакультурный сектор, безусловно, будет расти», – уверен Илья Соснов.

Сегодня более 90% отечественных рыбоводных хозяйств – это малый биз­нес, говорит замруководителя Росры­боловства Василий Соколов. Однако наиболее динамично развиваются те, что связаны именно с лососеводством, а они – самые крупные. Эксперты, од­нако, не считают это приговором для небольших хозяйств: да, на глобальном рынке количество крупных рыбозаво­дов будет расти, считают они, но и не­большие хозяйства найдут свое место на рынке.

По информации издания Salmon Business, в мире запущено 74 проекта по строительству наземных лососевых ферм общей производительностью почти 1,8 млн тонн (более 60% от теку­щего объема производства). «Проекты грандиозные, но себестоимость произ­водства в УЗВ (установках замкнутого водоснабжения. – «ВиЖ») существенно выше, чем при традиционном садко­вом выращивании, а строительство почти в девять раз дороже», – обращает внимание Вячеслав Сухов.

Небольшие хозяйства, добавляет эксперт, существуют в мире давно, и они довольно успешны. «В рамках небольшого производства легче реша­ются многие вопросы: от приобрете­ния посадочного материала и кормов до обеспечения рабочей силой», – под­черкивает он.


Если основные объемы семги выращивают в Мурманской области, то ключевой регион по выращиванию форели – Карелия. На фото – форелеводческое хозяйство на карельских озерах.

 СВОЕ НАПОЛОВИНУ

Для стратегического развития лососе­водства Росрыболовство сейчас рас­сматривает различные меры по обеспечению локализации производства кормов, сообщил Василий Соколов. Реализуется также проект по созда­нию селекционно-племенного центра в Карелии. Это ключевые вопросы, потому что сейчас зависимость лосо­севодов от импортных поставок до­стигает почти 100%.

Мировые производители не спешат локализовать производство в России, вероятно, опасаясь страновых и по­литических рисков, отмечает Илья Соснов. В свою очередь, российских рыбоводов и сельхозпроизводителей ограничивает, по мнению эксперта «ВиЖ», ряд других проблем: отсутствие технологий, существенные капзатраты и скромная рентабельность этого биз­неса. «Несмотря на это, мы продолжа­ем изучать возможность производства кормов в России, как и строительства смолтового завода в Мурманской об­ласти, – это проекты, сопоставимые по условиям», – сказал «ВиЖ» гендирек­тор компании «Русская аквакультура».

Стоит отметить: оценочная стои­мость строительства малькового заво­да – более 3 млрд рублей, из которых почти треть – расходы на инфраструк­туру. «Решение о строительстве зави­сит от комплекса факторов, в том числе согласований по земельным участкам, рыночной конъюнктуры и возможно­сти получить компенсацию части расходов, понесенных на развитие инфра­структуры», – уточнил Илья Соснов.

Николай Федоренко также в бли­жайшее время планирует запустить строительство завода по производству комбикормов. Начать проект планиро­валось еще в 2020 году, но из-за пан­демии не смогли приехать зарубежные специалисты. Его хозяйство создаст также два инкубационных цеха. «Но селекционный центр частному биз­несу пока не осилить», – признает Николай Федоренко. И объясняет это масштабом задачи: «Надо взять луч­шие мировые образцы и адаптировать к российским природно-климатическим условиям».

Есть еще одно обстоятельство, на которое обращают внимание специа­листы. Пути миграций популяций ат­лантического лосося в водные объекты Мурманской, Архангельской областей и Республики Карелии проходят мимо берегов Норвегии, откуда существует угроза заноса заболеваний лососевых на территорию РФ, отмечает заведую­щий референтной лабораторией по бо­лезням аквакультуры ФГБУ «Федераль­ный центр охраны здоровья животных» (ФГБУ «ВНИИЗЖ» Россельхознадзора) Владимир Мельников. «С целью сниже­ния рисков для этого растущего сектора надо усиливать мониторинг инфек­ционных заболеваний как при про­изводстве в хозяйствах, так и в диких популяциях рыб, – считает эксперт. – В 2020 году в результате исследования дикого лосося кольской популяции мы обнаружили два вируса: инфекцион­ного некроза поджелудочной железы и поксвирус жабр лососевых». Принцип понятен: необходимость импорта почти всего посадочного материала несет не только экономические и геополитиче­ские, но и ветеринарные риски.

Нуждается в актуализации и нор­мативная база, добавляют участни­ки рынка. «Официальный перечень опасных заболеваний гидробионтов необходимо привести в соответствие с Кодексом здоровья водных животных МЭБ. Усовершенствования также требу­ет и законодательство, регулирующее обращение с рыбным силосом (гидро­лизатом)», – перечисляет Илья Соснов.


 КЕТА ЗАМЕНИТ ГОРБУШУ?

Вторая часть рынка красной рыбы приходится на тихоокеанских лосо­сей (в основном на горбушу, кету, ки­жуча и нерку). В 2020 году российские рыбаки добыли около 300 тыс. тонн тихоокеанских лососей, что является наименьшим показателем с 2009 года. Выловы просели и у других стран. Уче­ные говорят, что запасы и далее будут неустойчивы. Вполне вероятно, что наблюдается завершение этапа сверх­высокой численности тихоокеанских лососей на Дальнем Востоке, отмечал заместитель директора Всероссийско­го научно-исследовательского инсти­тута рыбного хозяйства и океаногра­фии (ВНИРО) Алексей Байталюк.

Вместе с этим на Дальнем Восто­ке (в основном на Сахалине) активно развивается пастбищное лососевод­ство. На рыбоводных заводах инкуби­руют икру кеты, выращивают малька и выпускают в естественные водоемы. Через несколько лет взрослые рыбы возвращаются в родные реки для раз­множения, где их и вылавливают.

По словам замруководителя Росры­боловства, решен вопрос по приори­тетному предоставлению рыбоводных участков лососевым заводам (если за­вод добросовестно работает на своем участке, по истечении срока аренды он сможет в определенном порядке перезаключить договор). «Это при­даст существенный импульс развитию пастбищного лососеводства. Заплани­ровано строительство 40 таких заводов на Дальнем Востоке до 2030 года», – уточнил Василий Соколов.

Исполнительный директор Ассоциации лососевых рыбоводных заводов Сахалинской области Кирилл Проску­ряков считает эти планы достижимы­ ми. «Это перспективное направление. Объем вылова кеты заводского про­исхождения достигает 95% от общего объема добычи этого вида. В связи с ожидаемым падением запасов гор­буши многие смотрят на пастбищное выращивание кеты. Тем более уже есть понятная, отточенная технология», – сказал Кирилл Проскуряков.

Некоторые виды тихоокеанских ло­сосей уже выращивают на фермах пол­ного цикла в Новой Зеландии, Австра­лии, Чили, Корее. «Чилийцы успешно выращивают кижуча, а австралийцы и новозеландцы – чавычу. Кстати, ча­вычи уже выращивается больше, чем вылавливается в северной части Тихо­го океана», – говорит Вячеслав Сухов.

На Дальнем Востоке России тоже могут появиться первые садковые ло­сосевые фермы: в прошлом году «Рус­ская аквакультура» выиграла на торгах рыбоводный участок и изучает возмож­ности выращивания лососевых и мари­культуры. «Первичный анализ показал, что уровень защищенности бухты и глу­бины рыбоводного участка позволяет вести такую деятельность, однако это предварительные данные, для приня­тия решения их недостаточно. Нам еще предстоит изучить температурные ре­жимы в этой акватории в разные вре­мена года», – сообщил Илья Соснов.

 

Подпишитесь на нас в ЯНДЕКС.НОВОСТИ и в Telegram , чтобы читать новости сразу, как только они появляются на сайте.

Задайте вопрос
Яндекс.Метрика