В России изменят законодательство в отношении генно-модифицированных организмов

С 1 марта 2021 года вступили в силу два приказа Минсельхоза России (№ 650, 655), которые определяют методику исследования генно-инженерно-модифицированных животных и генно-инженерно-модифицированных микроорганизмов, произведенных на территории страны.

В России изменят законодательство в отношении генно-модифицированных организмов

А с 1 сентября 2021 года предполагается, что начнет действовать еще один приказ Минсельхоза – № 716, который касается исследований генно-инженерно-модифицированных растений, выращиваемых в России, в том числе на предмет биобезопасности.

Приказы утверждают новые методики исследования, которые необходимы для регистрации модифицированных растений, животных и  микроорганизмов. Эти методики разработаны к постановлению Правительства РФ № 839 «О государственной регистрации генно-инженерно-модифицированных организмов, предназначенных для выпуска в окружающую среду, а  также продукции, полученной с  применением таких организмов или содержащей такие организмы, включая указанную продукцию, ввозимую на территорию Российской Федерации».

Однако помимо внедрения методик исследований необходимо в целом менять федеральное законодательство в  отношении ГМО, а  также гармонизировать российские нормативы с международными. В 2023 году Россия планирует присоединиться к  Картахенскому протоколу по биобезопасности, регулирующему перемещение живых измененных организмов из одной страны в другую.

НОВЫЕ МЕТОДИКИ ПО ГМО

По приказу Минсельхоза аккредитованная испытательная лаборатория по результатам исследования модифицированного растения должна предоставить выводы о наличии или отсутствии негативного воздействия ГМ-культуры на окружающую среду. Если ГМ-растение соответствует показателям безопасности, заявителю выдадут соответствующее заключение.

В документах содержатся требования к проведению самих исследований и показатели безопасности. Например, токсикологические исследования генно-инженерно-модифицированных растений должны проводиться на двух поколениях крыс линии Wistar (одна из линий лабораторных крыс. – Прим. ред.) в течение 180 календарных дней. В этот период следует брать анализы крови и  мочи животных, оценивать их общее состояние. На 90-й и 180-й дни эксперимента (плановый забой 15 крыс на группу) должны выполняться макроскопические и микроскопические исследования, обзорные гистологические исследования, морфометрический анализ, определения массы внутренних органов, указано в документе.

Необходимо также провести испытание инвазивности модифицированного растения (его способности преодолевать защитные барьеры) на восьми опытных полях в течение трех вегетативных периодов.


ИЗМЕНЕНИЕ ЗАКОНА О ГМО

Помимо совершенствования контрольных механизмов необходима актуализация положений Федерального закона «О государственном регулировании в  области генно-инженерной деятельности», который был принят еще в 1996 году, отмечают эксперты.

«Не вызывает сомнений, что актуализация этого закона должна быть начата с  его понятийного аппарата, который нужно привести в  соответствие с  международным законодательством»,  – отметил зампредседателя Комитета Совета Федерации по аграрно-продовольственной политике и  природопользованию Сергей Белоусов на выездном совещании секции «Нормативно-правовое регулирование в  сфере обращения ГМО» экспертного совета при комитете. Встреча прошла на базе Всероссийского государственного Центра качества и  стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (ФГБУ «ВГНКИ» Россельхознадзора) в начале 2021 года.

ВГНКИ – один из ведущих центров по выявлению ГМ-конструкций, где проводятся регулярные исследования на определение ГМО в пищевых продуктах и кормах для животных. Разработана собственная методическая база, восемь профильных методик и три ГОСТа по контролю за обращением ГМО.

«Нам необходимо четкое понятийное разделение генно-инженерной деятельности в открытых и закрытых биологических системах», – отметил директор ВГНКИ Леонид Киш. Открытая система осуществления генно-инженерной деятельности предполагает контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой при их намеренном выпуске в окружающую среду, применении в  медицинских и алиментарных целях, экспорте и импорте, при передаче технологий.

В замкнутой же системе генетические модификации вносятся в  организм или генно-инженерно-модифицированные организмы, обрабатываются, культивируются, хранятся, используются, подвергаются транспортировке, уничтожению или захоронению. И это происходит в условиях физических, химических и биологических барьеров или их комбинаций, предотвращающих контакт генно-инженерно-модифицированных организмов с населением и окружающей средой.

Один из примеров открытой системы – выращивание ГМ-растений. Пример замкнутой системы – культивация ГМ-бактерий в закрытых биореакторах для получения ферментов.

«Любая ГМ-технология рассматривается, во-первых, как научная составляющая. И тут мы двумя руками за. Мы должны развивать это направление, Россия не должна отставать от мировой науки», – пояснила «Ветеринарии и жизни» Ирина Донник, вице-президент РАН, академик, сопредседатель экспертного совета Комитета СФ, руководитель секции.

Однако не стоит выпускать из поля зрения открытые системы. «Например, выращивание ГМ-культур без применения пестицидов сегодня затруднительно», – подчеркнул Леонид Киш. Он рассказал об исследовании модифицированного рапса в ВГНКИ. «Мы пришли к однозначному выводу, что в ГМ-культурах фиксируется максимальное превышение допустимых норм глифосата и  глюфосината (гербициды, используемые для борьбы с  сорняками.  – Прим. ред.), потому что ГМ-культуры без этого расти успешно, к сожалению, не могут», – добавил эксперт.


ЭФФЕКТ ГМО ДЛЯ АПК

Генетически модифицированные растения, в зависимости от произведенной модификации, устойчивы к  гербицидам, насекомым и заболеваниям. Например, ГМ-кукуруза и  соя могут быть устойчивы к глюфосинату аммония и глифосату, а ГМ-картофель не берет колорадский жук. Казалось бы, для сельского хозяйства сплошные плюсы.

Однако применение ГМО дает быстрый экономический эффект только в краткосрочной перспективе, пояснила «ВиЖ» Мария Гергель, замдиректора ФГБУ «ВГНКИ», руководитель Испытательного центра. «Но в средней и длительной перспективе эффект может пропасть или стать отрицательным, так как широкое распространение мифов о полной безопасности технологий культивирования ГМО и связанных с  ними ядохимикатов приводит к массовым нарушениям технологии выращивания. Например, может быть превышено в 10 раз количество применяемых гербицидов. Нарушаются правила севооборота, внесения удобрений и так далее, – пояснила Мария Гергель.  – В  результате нарушений сорняки вырабатывают устойчивость к гербицидам, вредители преодолевают защитные барьеры растений, почва может потерять плодородные свойства, начинают накапливаться избыточные количества пестицидов».

«Это еще риск и  для окружающей среды  – может произойти переопыление (перенос пыльцы от цветка одного растения на цветок другого. – Прим. ред.). И еще. Выходит во внешнюю среду генно-модифицированное растение. Как оно себя поведет, мы не знаем: может быть, оно будет доминировать, а  окружающие виды не будут развиваться так, как положено в природе. Вот это всех беспокоит», – добавила Ирина Донник.

В России с  2016 года Федеральным законом №  358 запрещен ввоз и  использование для посева семян ГМ-растений, а также, за исключением научно-исследовательских целей, запрещено выращивать ГМ-растения и разводить ГМ-животных.


МОНИТОРИНГ И КОНТРОЛЬ

Структурируя предложения по изменению законодательства в отношении ГМО при выращивании растений, эксперты Россельхознадзора выделяют три направления. Во-первых, необходимо закрепить полномочия по контролю генных модификаций в растениях в период их вегетации. Во-вторых, разработать порядок уничтожения ГМ-посевов. В-третьих, запретить выпуск в обращение зерновой продукции, полученной из ГМ-растений, выращенных в России. Также необходимо совершенствовать контроль генных модификаций в готовой растительной продукции.

По мнению Леонида Киша, нужен активный мониторинг в сфере аграрного производства и незаконного использования ГМ-семенного и посадочного материала.

Несмотря на законодательный запрет, введенный в 2016 году, ГМ-растения в России выращиваются не только в научных целях. В 2020 году инспекторы Россельхознадзора пресекли выращивание ГМ-рапса в Нижегородской области и ГМ-сои в Волгоградской области.

В 2020 году с января по ноябрь эксперты ВГНКИ провели 6,7 тысячи исследований зерна, кормов и кормовых добавок. В  5,1%  пробы обнаружены ГМО, рассказала Мария Гергель. Из 1,2 тысячи образцов продукции, произведенной в России, ГМО были выявлены в 49 пробах.

КАРТАХЕНСКИЙ ПРОТОКОЛ

В 2023 году Россия распоряжением правительства №  1906-р планирует присоединиться к Картахенскому протоколу по биобезопасности к Конвенции о  биологическом разнообразии. Документ регламентирует трансграничное перемещение, транзит, обработку и использование всех живых измененных организмов.

Присоединение к  Картахенскому протоколу может дать России преимущество в виде повышения экспортного потенциала и обеспечения безопасности импортной сельхозпродукции. Однако для присоединения к международному документу России нужно гармонизировать законодательство с международными нормами, отмечают эксперты.

Определение ГМО в Картахенском протоколе шире, чем в Федеральном законе «О государственном регулировании в  области генно-инженерной деятельности» (№  86-ФЗ). В  международном протоколе уточняется принадлежность формально стерильных организмов. Вместо ГМО в документе содержится понятие «живой измененный организм»  – любой живой организм, обладающий новой комбинацией генетического материала, полученной благодаря использованию современной биотехнологии. «Живой организм» – это любое биологическое образование, способное к передаче или репликации генетического материала, включая стерильные организмы, вирусы и вироиды.

Чтобы гармонизировать российское законодательство с международным, целесообразно включить ГМО, полученные редактированием генома, в № 86-ФЗ и уточнить ряд определений, пояснила Мария Гергель.

Насколько опасны генная модификация и селекция для здоровья людей и животных

Алла Салькова


Одной из наиболее полных работ, посвященных воздействию ГМ-растений на организм животных, стал метаанализ 2014 года «Распространенность и влияние генетически модифицированных кормов на популяции домашнего скота (Prevalence and impacts of genetically engineered feedstuffs on livestock populations)», проведенный исследователями из Калифорнийского университета в Дейвисе. Авторы использовали данные с  1983 (еще до внедрения модифицированных сельскохозяйственных культур) до 2011 года, когда доля ГМ-растений в рационе скота и птиц в некоторых регионах достигала 90%.

В общей сложности в  выборку попало более 100 миллиардов животных, от цыплят и рыб до коров, питавшихся как немодифицированными растениями, так и ГМ-культурами. Ученые не заметили разницы в состоянии здоровья животных. Кроме того, следов ГМ-компонентов не наблюдалось в мясе, молоке и яйцах.

Однако, как обратили внимание «Ветеринарии и жизни» во Всероссийском государственном Центре качества и стандартизации лекарственных средств для животных и кормов (ФГБУ «ВГНКИ» Россельхознадзора), большая часть собранных для анализа исследований продолжалась менее 90 дней, в них не проводились испытания репродуктивной токсичности. При этом длительность большинства известных исследований, продемонстрировавших негативные последствия кормления животных ГМО, составляла более трех месяцев, многие из них включали изучение негативного воздействия на репродуктивность. По словам экспертов, некоторые государства, в  которых производится и  разрабатывается значительное количество ГМО, противодействуют проведению долгосрочных исследований.

«Однако в  большинстве стран, в том числе и в России, уже готовые ГМ-продукты подвергаются дополнительным проверкам по сравнению с традиционными, – рассказал «ВиЖ» кандидат биологических наук Александр Панчин, старший научный сотрудник Института проблем передачи информации имени А. А. Харкевича РАН, автор книги «Сумма биотехнологии», посвященной вопросам ГМО. – То есть такие продукты более проверенные, более изученные, чем продукты селекции. При этом риски от продуктов генной инженерии могут быть не выше, чем от продуктов, полученных методом селекции».

В 2016 году Национальная академия наук США опубликовала четырехсотстраничный отчет «Генетически модифицированные культуры: опыт и перспективы (Genetically engineered crops: experiences and prospects)», в котором ученые рассмотрели в том числе и влияние ГМО на человека. На протяжении нескольких лет комитет из 50 специалистов изучал почти 900 научных статей о ГМО, опубликованных за последние 30 лет. Однако данных о вреде ГМО для здоровья человека в них нет. «Угроза для окружающей среды и здоровья людей может быть связана и  с антибиотиками, которые используют в животноводстве. Опосредованным путем мы увеличиваем количество микроорганизмов, устойчивых к антибиотикам. Угроза связана и с обычными организмами, – отметил Александр Панчин. – Например, борщевик Сосновского, завезенный в наши широты, оказался очень способным к распространению и  вызывает массу проблем. Что касается суперсорняков, то, если вы используете какое-то вещество, которое убивает сорняки, у  вас со временем появятся суперсорняки, так же, как если вы используете антибиотики, у  вас тоже появляются микроорганизмы, которые устойчивы к антибиотикам. Это закон эволюции. Поэтому нужно придумывать способы, как не создавать устойчивости. Например, чередовать эти средства, иметь запасные варианты».

В целом авторы отчета, выпущенного Национальной академией США в 2016 году, отмечают, что при любом изменении генома растений – хоть с помощью современной генетической модификации, хоть с помощью селекции, в которой, к слову, используются мутагенные вещества и радиация, – необходима тщательная оценка безопасности и эффективности того, что получится в результате. Поэтому регуляторные меры, по мнению отдельных экспертов, вероятно, стоит применять не к  технологии, а к конечному продукту. 

«И селекция, и  генная инженерия – это способы изменения генов, – говорит Александр Панчин. – Важны не способы, которыми мы изменяем гены, а тот продукт, что получается в итоге. И в этом смысле ГМО – это не биологический термин, а скорее юридический, потому что в каждом поколении всех живых организмов происходят мутации. С точки зрения удобства выведения новых сортов генную инженерию и селекцию можно сравнить с помощью метафоры. Селекция – это кувалда, которой вы бьете по геному, и происходит очень много мутаций. Из них выбираются те, которые по случайному стечению обстоятельств подошли. И при этом теряется куча других изменений, о которых никто даже не подозревает. Генная инженерия – это хирургический скальпель. Можно внести нужные изменения точечно. Поэтому для достижения некоторых результатов генная модификация удобнее. Но при этом, если вы не знаете, как получить то или иное свойство, не знаете, какие гены за это отвечают, придется использовать селекцию».

Еще по теме
События, 12 марта 2021, 17:40
Читайте также: