Вокруг экспорта-настоящее столпотворение

Новости
13.02.2019 10:21:34
Видимо, никто из тех, кто обеспечивал техническую часть выставки «Золотая осень – 2018», не предполагал, что на фоне грандиозных международных конференций, бизнес-завтраков с участием высоких гостей из разных частей света, бесконечных ярких презентаций столько народа «рванет» на форум со скромным названием «Экспорт российской продукции АПК. Достижения и проблемные вопросы».

Тем, кто в буквальном смысле повис на дверях, и тем, кого в тот день не оказалось в Москве, журналисты «ВиЖ» расскажут о содержании дискуссии. Им, как всегда, удалось просочиться в первые ряды.

Руководитель Россельхознадзора, видимо, решил, что при таком интересе нужно проявить уважение к аудитории и поговорить вдосталь. И начал с трижды наболевшей проблемы: как обеспечить непрерывность цепочки «от стойла – к столу», если ее звенья по-прежнему разбросаны по разным ведомствам? Когда качество сельхозпродукции – вообще не в ведении министерства сельского хозяйства? Скажем, если к пестицидам в зерне оно еще имеет отношение, то безопасность овощей и фруктов по той же позиции оказалась в зоне ответственности Россельхознадзора. 

Значит, рано или поздно придется пересматривать полномочия ведомств. Но структурно меняться никто не хочет, потому что боятся: а вдруг, как только дернешь пирамиду снизу – вся она разрушится. 

Но должен же Минсельхоз иметь нормативно-правовую базу для того, чтобы осуществлять полномочия по проверке качества продуктов – в том числе при отгрузке продукции сырья за рубеж! Ведь говоря об экспортно ориентированной экономике, мы имеем в виду не только сырье, но и товары с надбавленной стоимостью. Даже прежде всего – именно такие. 

А кто сегодня отвечает за качество готовой мясной, молочной продукции? Кто угодно, только не Минсельхоз. Есть в министерстве департамент пищевой и перерабатывающей промышленности. По словам руководителя Россельхознадзора, это по сути 30 человек и десять регламентов. Но ни один технический регламент нельзя нормально разработать, если этим предметно и скрупулезно не будет заниматься соответствующий прикладной институт – как по мясному, так и по молочному направлению. 

– Иначе, – подытожил Сергей Данкверт, – мы в Евразийском экономическом союзе будем получать то, что экспортировать в принципе можно. Но недалеко. И экспортом это даже назвать будет сложно. 

Продолжая тему недостаточного контроля за качеством продукции, спикер вспомнил о ГОСТах: от них ведь в свое время отказались по просьбе самих производителей – ради ТУ. И к чему это привело? Все, как один, стали соблюдать прописанные технические условия? Нет. Никто не даст гарантий, что докторская колбаса, в которой должно быть 75% мяса, волшебным образом не превратится в 75% свиной шкуры, сохранив в маркировке свое почти целебное название. Но хоть что-то должно быть святой константой! Та же рецептура...
По мнению Сергея Данкверта, необходимо как можно быстрее создать условия, когда подобное станет просто невозможным, и тогда наши товары, предлагаемые на внешнем рынке, будут ассоциироваться с продукцией, которая четко контролируется от поля до прилавка, прослеживается должным образом и качество которой гарантировано государством.
А чтобы так произошло, надзором на всех этапах должны заниматься люди, близкие к производству и его проблематике. По всей цепочке. 

НЕЗАБЫВАЕМЫЙ КОЛЯ И ИМИДЖ СТРАНЫ 

Кто-то считает, что «перекройка» ведомств, стремление заново отстроить вертикаль той же ветеринарной службы – излишни. Кто-то усиленно отстаивает свой местный «суверенитет». И к чему это порой ведет?
Сергей Данкверт привел свежий пример. Вице-премьер Алексей Гордеев дал поручение Россельхознадзору от имени правительства проверить Ставропольскую ветеринарную службу. («Здесь есть кто-нибудь из Ставрополя? Да? Просто я говорю всё как есть».) Приехали туда проверяющие, но Александр Трегубов, возглавлявший в то время управление ветеринарии, не позволил им выполнить порученное должным образом. «Никого не пустим!» И всё. 

– Люди иногда перестают понимать, что нужно соблюдать законы и действовать в соответствии с нормативными актами правительства. С таких прецедентов, извините, начинается разрушение федерализма. А мы ведь не просто так приехали: в Ставрополе обнаружили сокрытие бруцеллеза. Нашли предприятие, которое должно было быть уже закрыто, а оно продолжало продавать молоко. Но только с прокуратурой удалось туда зайти. 

Кому это выгодно? О какой экспортной программе при таких подходах можно вообще говорить?
В конечном счете бруцеллезом заболел... сам владелец предприятия. Как говорится, награда нашла героя. Болезнь-то с последствиями.
Когда я в свое время работал в колхозе, у нас был зоотехник, который все время пил. Когда его видел – спрашивал: «Коль, ну что ты все время пьяный?» А он мне: «Алексеич, ты пойми, у меня бруцеллез, суставы все воспалены. Не могу – от боли умру, если не буду пить». Это было ровным счетом в 1981 году. Наверное, достаточно времени прошло для того, чтобы все поняли: общие успехи продвижения продукции на экспорт зависят от каждого региона, предприятия. Если кто-то что-то у себя скрывает – это тут же неблагоприятно сказывается на имидже всех российских производителей. 

МАРКИРОВКА БЕЗ ЭВС – КУРИЦА БЕЗ ЯИЦ 

Сколько копий переломали, но дожили до победного дня. Сергей Данкверт поделился: на совещании в Мин. Водах представители ассоциаций (не он!) сказали президенту и председателю правительства: «Спасибо за то, что поддержали электронную ветеринарную сертификацию».
Да, честно констатировал глава Россельхознадзора, идет она непросто, но создана основа для качественного рывка. И то, что мы сегодня заложили в фундамент, будем через десять лет вспоминать... 

Теперь надо «добить» второй вопрос, без которого ЭВС лишь половина дела, – вопрос идентификации. Документы готовы, но лежат в Минэкономразвития, которое до сих пор их не согласовало.
Продолжаются и непродуктивные дискуссии по поводу ЭВС и готовой продукции. И здесь у Сергея Данкверта давно наболело. Западные компании «Пепсико» и «Данон» обещают взамен делать... маркировку. На самом деле они, по его мнению, просто монополизируют рынок: скупили десятки заводов, потом закрыли «за ненадобностью» предприятия в Воронеже, Чувашии, укрупнили оставшиеся. Их продукции, они считают, ни ветеринарные сопроводительные документы через систему «Меркурий», ни прослеживаемость не нужны. Они ее просто промаркируют. 

Однако никто в этом случае не будет знать происхождения сырья. А написать можно, что угодно – и это будет из области фантастики. Бумага, как говорится, все стерпит. В отличие от желудков потребителей. 

В конечном счете такая маркировка без системы «Меркурий» будет курицей, которая не может нести яйца. Не заложено это будет в ее генетический код.
ЭВС уже в действии. Какие-то технические мелочи дорабатываются в процессе. Зато результаты уже налицо. Сергей Данкверт рассказал: 

– Пишет нам налоговая инспекция: «Уважаемые коллеги, на основании данных ЭВС сообщите нам, пожалуйста, как появилась икра у этих предприятий и индивидуальных предпринимателей...» И прилагает перечень на нескольких страницах.
А появиться так просто она не могла! Это «левая», незаконно добытая икра. Только благодаря тому, что налажена система прослеживаемости, мы можем точно подтвердить сей факт. И это, между прочим, влияет на рынок экспорта, который нам предстоит развивать.
Мы нанизывали наши электронные системы, как мясо на шампур. «Аргус» – ввоз-вывоз-транзит, дальше «Веста» – лабораторные исследования, система раннего оповещения, потом «Цербер» – регистрация по регионам, в том числе и по экспорту... А здесь проблема: государство не приняло по нему ряд нормативных документов. Запрашивают у нас иностранцы номер зарегистрированного предприятия. Мы отвечаем: «Хутор Калинковский, предприятие «Утро». Те говорят: «Номер скажите!»  А мы не можем. Потому что ни у хутора, ни у предприятия его нет. 

ВСЁ РЕШАЮТ ЖЕНЩИНЫ, РЕБЯТА! 

Так что сейчас, шаг за шагом, в правоустанавливающих документах должны появиться нормативные акты, которые четко обозначат всё, что касается экспорта. И непременно – по любому виду продукции, считает руководитель Россельхознадзора. И высказался он по этому поводу не только убедительно, но и эмоционально:
– Вот коллега Злочевский говорит, что по качеству бизнес сам между собой договорится. Это фантазии. Когда мужчина с женщиной договариваются – всё решает женщина, ребята! Говорит, нравитесь вы ей или нет... Качество продукции сегодня – это государственный показатель. У нас более 80 стран предъявляют эти показатели, а нам у себя предлагают принять, что бизнесмен Злочевский сам со всеми договорится. Не получится! И претензии в конечном счете получит Россия. 

Ничего особенного мы не делаем. Просто наводим порядок. Иногда это бывает болезненно. Но надо просто знать, что, например, в Канаде зерно южной и северной провинций смешивать запрещено ЗАКОНОМ, потому что кондиции разные. И делается это для того, чтобы канадское зерно имело свой особый имидж на внешнем рынке.
Мы все равно придем к этому. Потому что страны-экспортеры живут именно за счет таких жестких правил. У Японии прописано: закупки зерна только у трех стран – США, Австралии, Канады. Там всё проверено и всё импортеров удовлетворило. 

Бьемся за этот рынок и мы. Посылаем туда на переговоры женщин, искренне признался Сергей Данкверт. У мужчин, увы, ничего не получается. Никакого сексизма! Просто японцы (как радостно подсказала аудитория) не такие продвинутые, как европейцы, в гендерных вопросах. 

Зато у нас с японскими коллегами есть общие подходы к внедрению электронных систем, к тщательному соблюдению правил. А то ведь можно рынки завоевать, но стоит помнить, что при малейшем «проколе» нас оттуда выкинут. 

Сейчас к нам приезжают – с перспективой заказать продукцию – инспекции из 25 стран. Принимать делегации помогает не только государство, но и ассоциации, за что им большая благодарность. Ведь всюду жизнь, всюду люди. И к нам приезжают коллеги не только из мусульманских стран. И нам приходится соответствовать.
В общем, в спешке на переговоры с сербскими коллегами Сергей Данкверт обрушил на аудиторию буквально девятый вал информации. Народ едва успевал впитать. Но жару терпел. И не напрасно. Потому что, сообщив, что регионам нужно очень серьезно готовиться к инспекциям по допуску на внешние рынки, глава ведомства рассказал, как Сергей Юшин – глава Национальной мясной ассоциации – на совещании в Мин. Водах конкретно «рубанул»: если мы для ветеринарных врачей не сделаем программу типа «Земский доктор», мы никогда не отправим людей, которые окончили вузы, на те участки, где в них сейчас остро нуждаются. Холдинги найдут деньги на свою ветеринарию, но пострадают от того, что рядом личные хозяйства и КФХ не обслуживаются должным образом. 

И председатель правительства, по словам Сергея Данкверта, тут же так и сказал: программа «Земский доктор» должна распространиться и на ветеринаров.
Аудитория радостно выдохнула. Свершилось. 

НАТО КАК РАЗНОСЧИК АЧС

Когда Данкверт решил, что в своем посыле превзошел все временные рамки, взялся ответить на вопросы слушателей. И тут же получил – о перспективе производства свинины на Дальнем Востоке. Надо же, поразился он, люди открывают предприятия в Приморье – там такого никогда не было! – свинопроизводство. Это хорошо. Ведь туда всю жизнь свинину возили либо из Санкт-Петербурга, либо из Центральной России. 

Одна беда – под боком Китай. А там день ото дня нотифицируется все больше очагов африканской чумы свиней, и никто не думал, что так быстро она начнет распространяться. И у нас еще тигр там бродит. Он кабанчиком питается, а тот бегает туда-сюда... Но мы за мир. За тигра и мужественных свиноводов Приморского края. А в сегодняшнем сложном мире никто ни от чего не застрахован. АЧС могут найти завтра хоть в Штатах, хоть в Бразилии... Ведь не только обезьяны там живут. И не только дикие.
Но у любой медали две стороны. В Китае только в прошлом году съели 53,5 млн тонн свинины. А народу там – не сосчитать! Все кушать хотят, а сейчас, даже напрягшись всем миром, туда столько не завезешь. А это говорит о том, что у ближайших соседей возможен серьезнейший продовольственный кризис.
Вместе с тем в пример приморским свиноводам, которые сегодня в зоне высокого риска, – комплекс в Северной Осетии с поголовьем в десять тысяч, который выжил во все времена, когда приходила «африканка». А помогла наша система компартментализации. 

В Европе ее, кстати, нет. Зато у них есть учения НАТО. Большинству присутствующих, включая ваших визави, никогда и в голову не приходила причинно-следственная связь между перемещениями солдатиков в пятнистом камуфляже и перманентными эпизоотиями в регионе. Сергей Данкверт легко ее начертил:
– Распространение АЧС, которое началось в Европе, пойдет дальше. Почему? Войска НАТО вошли в Литву. По лесам там поколесят, поползают там в одежде, где кабаны больные бегают. Заодно солдаты сало купят, поедят. Учения проведут, везде поездят. Ну, невозможно бронемашину и танк так отмыть, чтоб ничего там не осталось! Серьезно говорю: НАТО сегодня способствует распространению АЧС в Европе. 

Но если наши оптимисты в Приморском крае смогут обеспечить высокий уровень биозащиты своих предприятий – их ждут неплохие перспективы. В лице того же Китая. И вообще, считает Сергей Данкверт, сегодня Дальний Восток заслуживает больше инвестиций. Крупные производители, ау!
– Бегу к сербам! – озвучив еще раз духоподъемное обещание биться за увеличение зарплат ветработникам и принятие госпрограммы по оснащению субъектовых лабораторий, воскликнул Сергей Данкверт и произнес одну (быть может, мелкую, мещанскую, но очень нужную людям здесь и сейчас) угрозу. – В следующий раз такое помещение дадут – отказываемся от проведения, потому что люди задохнутся. А это неправильно! 

Наталия Ефимова

Задайте вопрос