Опыт Башкирии: как организовать цифровой учет сельхозживотных

Новости
10.02.2020 00:10:00
Россиян могут обязать маркировать домашних животных. Законопроект об этом Минсельхоз должен внести в Госдуму в ближайшее время.
Текст: Юлия Макеева

Документ предусматривает обязательную идентификацию не только сельскохозяйственных животных: мелкого и крупного рогатого скота, пушных зверей, пчел, гидробионтов, домашней птицы, свиней, верблюдов, оленей, лошадей, ослов и мулов, но также собак и кошек.

Электронную регистрацию животных уже внедряют в отдельных регионах. Например, в Башкирии на цифровой учет поставили 95% сельскохозяйственных животных, каждому присвоен уникальный код, а найти, например, пропавшую корову можно с помощью специального мобильного приложения. Об этом в интервью изданию «Ветеринария и жизнь» рассказал руководитель АНО «Институт цифровизации ветеринарной службы», директор компании «Агросервис» Сергей Шерстобоев – один из инициаторов создания Национальной системы учета и регистрации животных «РегАгро».

Сергей Борисович, почему в Башкирии, не дожидаясь решения на федеральном уровне, начали вводить идентификацию животных? Ведь у этой меры было много противников.

Сергей Шерстобоев: Мясная и молочная отрасли – основа экономики республики, поголовье скота в Башкирии превышает 2,5 миллиона животных. Наша республика занимает первое место в России по численности крупного рогатого скота, третье место по количеству лошадей и девятое – по мелкому рогатому скоту. Любая угроза благополучию животноводческой отрасли способна нанести ощутимый удар экономике республики.

Например, так произошло в 2017 году, когда в нескольких районах Башкирии произошли вспышки ящура, причинившие убытки на 39 миллионов рублей. До этого на территории республики ящура не было более 40 лет.

Причиной стал неконтролируемый импорт и перемещение животных по территории нескольких районов, вирус ящура был завезен с партией овец из Средней Азии. Владелец не поместил их на карантин, не зарегистрировал, не пригласил ветеринара для проверки благополучия, а сразу запустил в свое стадо. Для прекращения распространения заболевания потребовалось уничтожить тысячу голов скота. Руководители Минсельхоза республики и республиканской ветслужбы стали искать эффективный инструмент, позволяющий контролировать эпизоотическую ситуацию и вовремя принимать профилактические меры, чтобы исключить распространение опасных болезней животных. Нужна была автоматизированная система учета, обязательное условие – синхронизация с Федеральной государственной информационной системой Россельхознадзора в области ветеринарии (ФГИС ВетИС).

И что было предложено?

Сергей Шерстобоев: К середине 2018 года было создано и протестировано новое мобильное приложение, позволяющее проводить маркировку, регистрацию и идентификацию животных с помощью смартфона и ручного сканера даже при отсутствии подключения к сети Интернет, при этом вся процедура регистрации животного занимала 27 секунд.

Несколько месяцев специалисты «РегАгро» обучали ветврачей республики. В 2018 году удалось зарегистрировать более 800 тысяч голов скота, наша программа была признана самой удобной и эффективной для выполнения поставленной задачи.

Расскажите, как происходит идентификация животных.

Сергей Шерстобоев: Этот процесс состоит из трех этапов: маркирования, регистрации и постановки на учет. На первом этапе ветеринар на месте маркирует животное визуальным или электронным средством маркировки – ушной биркой, болюсом или подкожным чипом. Каждое средство маркирования содержит уникальный номер, который нанесен на поверхность бирки с помощью лазерной гравировки или закодирован в электронном чипе или болюсе. Это эмиссионный номер, который не повторится в течение 100 лет.

Далее ветеринар с помощью мобильного приложения вносит необходимые данные об объекте содержания животного, владельце, если его еще нет в реестре, и проведенных мероприятиях. Система автоматически формирует заявку на регистрацию, которую ветеринар отправляет на утверждение в управление ветеринарии простым нажатием кнопки. Заявка появляется в личном кабинете регистратора – уполномоченного сотрудника управления ветеринарии, который принимает решение о регистрации животного. После этого система присваивает животному UIN – уникальный идентификационный номер из 11 букв и цифр, который привязан к номеру средства маркирования. Как только животное зарегистрировано в системе «РегАгро», информация о нем поступает в систему Россельхознадзора ФГИС ВетИС. 

Отсканировав бирку или чип, можно узнать всю историю животного, отследить его перемещения, вакцинации, репродукцию, а также получить информацию о родословной, установить владельца, объект содержания, включая геолокацию на карте региона.

Также система позволяет автоматически рассчитать план вакцинации в зависимости от эпизоотической ситуации.


Противники идентификации животных аргументируют свою позицию излишним воздействием на бизнес, негуманностью самой процедуры. Каковы ваши доводы в пользу идентификации?

Сергей Шерстобоев: Кому действительно помешает идентификация, так это всяческим фальсификаторам и махинаторам, которым придется выводить на свет все теневые сделки купли-продажи животных.

О каком излишнем воздействии можно говорить, если фермер, зарегистрировав скот и потратив на бирки пару тысяч рублей – а стоимость качественной ушной бирки на сегодня составляет около 70 рублей, стоимость чипа с аппликатором – около 150 рублей, – сможет защитить себя от убытка в сотни тысяч рублей из-за падежа скота?

Предположим, у вас есть корова весом 450 килограммов, регистрация которой обойдется в 100 рублей, она попадает в очаг заражения, скажем, ящуром, и подлежит уничтожению. Вы получите компенсацию из расчета 140 рублей за килограмм живого веса, или 63 тысячи рублей. Стоит овчинка выделки? Но если ваша корова не была зарегистрирована, вы рискуете не получить ни копейки. Или если вы хотите получить сельхозкредит в размере миллиона рублей – пожалуйста, зарегистрируйте свое стадо, ветеринар подтвердит его благополучие, банк примет животных в качестве залога и выдаст вам деньги.

Нет регистрации – нет кредита, потому что незарегистрированное стадо невозможно оценить, да и доказать банку, что оно принадлежит именно вам, будет очень нелегко.

Владельцы кошек и собак могут приобрести бирку на ухо за 20 рублей или наборный ошейник с номером за 30 рублей.

Идентификация – это возможность доказать свое право собственности на украденное животное, возможность взыскать убытки с владельца коровы, которая ушла с выпаса, попала на автодорогу и стала причиной ДТП.

Реально ли идентифицировать всех домашних животных в России?

Сергей Шерстобоев: Это возможно при одном условии – владельцы домашних животных должны осознать все риски, существующие для незарегистрированного питомца, и оценить все преимущества, которые дает идентификация.

Риск – когда животное потерялось, а найти владельца очень трудно, так как нечего сканировать, негде искать информацию. Когда породистое животное украли, а владелец не может доказать свои права, потому что животное невозможно идентифицировать. Владелец незарегистрированного животного не сможет провезти его за границу, не сможет документально подтвердить его благополучие.

Преимущество – когда вы путешествуете со своим животным и при необходимости обращаетесь в любую ветклинику, аккредитованную в системе регистрации и учета. Вам не нужно помнить, какие вакцины получал ваш пес или кот, чем болел, на что у него аллергия, не нужно искать результаты анализов или УЗИ, – врач просто идентифицирует животное по системе и получит всю эту информацию из электронной ветеринарной карты.

Сейчас мы запускаем информационный веб-портал VseZveri.ru, на котором можно будет проверить историю и родословную любого зарегистрированного домашнего животного, чтобы вместо будущего чемпиона выставок не купить племенной брак.

В Башкирии активно используется приложение «Поиск животных». Для чего оно создано?

Сергей Шерстобоев: «Поиск животных» – это бесплатное мобильное приложение, устанавливаемое на обычный смартфон. С помощью камеры смартфона можно прочитать QR-код визуальной маркировки, например ушной бирки, и система выдаст всю информацию о животном – паспорта объекта и животного, веткарту животного, геолокацию объекта.

Предположим, при перевозке произошло ДТП и необходимо идентифицировать погибшее животное. Это можно сделать с помощью данного приложения. Животное убежало или было украдено – достаточно считать код, и программа выдаст информацию о владельце и объекте содержания.

Приложение могут использовать работники РЖД, авиакомпаний, таможни – все, кому необходимо идентифицировать животное и убедиться в его эпизоотическом благополучии.

Наконец, «Поиск животного» может использовать банковский работник, чтобы убедиться, что стадо, предъявленное владельцем как обеспечение кредита, принадлежит именно ему, а не одолжено на время у соседа.

Учитывался ли мировой опыт при создании вашей системы идентификации?

Сергей Шерстобоев: В первую очередь мы рассмотрели системы учета и идентификации скота наших ближайших соседей – Белоруссии и Казахстана. Мы учли также опыт Евросоюза, США, Бразилии, Аргентины, Уругвая, Австралии, других ведущих экспортеров животноводческой продукции.

Замечу, что ни в одной из этих стран групповая идентификация скота не является обязательным мероприятием. В Уругвае и Казахстане обязанность сообщать о любых изменениях в состоянии животных, о купле-продаже, перемещениях возложена на владельцев.

Для нас это неприемлемо, потому что приходится сомневаться в ответственности некоторых животноводов, как, например, в случае завоза в Башкирию овец, зараженных ящуром.

В Казахстане отсутствует общегосударственная база данных, каждый район ведет собственный учет поголовья, что приводит к трудностям при идентификации скота, импортированного в другой район. В Белоруссии система учета регистрирует только крупный рогатый скот. В США нет ни электронного маркирования, ни вообще обязательной регистрации животных, хозяйственных объектов, обязательного учета перемещений, убоя.

В большинство зарубежных систем учета данные заносятся вручную, из-за чего неизбежны ошибки. Мы изначально решили уйти от этого и разработали мобильное приложение ветеринарного врача.

Коротко говоря, при разработке собственной системы мы постарались учесть положительный зарубежный опыт и избежать неудачных решений, как, например, отсутствие групповой идентификации.

Задайте вопрос