Лечащий врач котов Эрмитажа рассказала о пристрастиях необычных пациентов

Новости
17.01.2020 00:10:00
Немногие знают, что в числе хранителей второго по величине музея в мире и главной сокровищницы России – Государственного Эрмитажа – самые обычные коты.
Текст: Алексей Макеев

Впрочем, обычные они только на первый взгляд. Коты Эрмитажа – настоящие служаки и любители Моцарта, рассказала изданию «Ветеринария и жизнь» главный ветеринарный врач Государственного Эрмитажа Анна Кондратьева.

Животные уже больше двух столетий охраняют от грызунов кладовые музея, ценные экспонаты, художественные полотна.

Указ о высылке котов ко двору

Анна, известно, что первых котов в Зимний дворец завезли специально для борьбы с расплодившимися грызунами. Насколько эта миссия актуальна сегодня?

Анна Кондратьева: Действительно, первые коты в Эрмитаже (тогда еще в Зимнем дворце – парадной резиденции Романовых) появились еще при императрице Елизавете Петровне, в середине XVIII века. Дворец в то время одолевали полчища крыс и мышей, которые вредили зданию, прогрызая даже его стены.

Считается, что животных завезли из Казани, после того как коты избавили город от грызунов. Узнав об этом, императрица издала «Указ о высылке ко двору котов», и 30 самых лучших и больших доставили в Зимний дворец.

Коты, живущие в Эрмитаже сегодня, успешно продолжают дело предшественников. Естественно, как и в любом другом музее, в Эрмитаже регулярно проводят дератизацию и дезинсекцию, но грызунов в музее находят редко – коты отпугивают их уже своим присутствием и запахом.

Сегодняшние обитатели музея – потомки тех самых котов, привезенных из Казани?

Анна Кондратьева: Нет. Во-первых, в то время уже знали о кастрации. Кастрированные коты переставали метить территорию, и инстинкт к размножению не отвлекал их от основного назначения – охоты на грызунов.

Но решающую роль, конечно, сыграла Великая Отечественная война. К сожалению, за время блокады Ленинграда все коты в городе исчезли. После войны кошек снова доставили в наводненный крысами Ленинград, на этот раз из Ярославля. Очевидцы рассказывали, что, после того как поезд с ними прибыл в город, никто из сотрудников не решался идти открывать вагон – животные за несколько дней дороги ничего не ели и в буквальном смысле озверели.

Привиты, чипированы, приобщены к искусству

Сколько котов постоянно проживают в Эрмитаже сегодня? И как ведется их учет? Может, инвентарный номер есть у каждого?

Анна Кондратьева: Номер, конечно, у каждого есть, но не инвентарный – все коты в музее чипированы. Сегодня в Эрмитаже проживают около 70 котов и кошек или, как их еще называют, – «эрмиков». Они не обитают одним большим прайдом (семейная стая. – Прим. ред.), а равномерно живут группами по 5–10 животных. В основном в подвалах музея и во дворах, хотя случается, что через вентиляцию они проникают и в экспозиционные залы, даже на самые верхние этажи.


Фото: hermitagecats / Instagram.com  

Тянутся к искусству?

Анна Кондратьева: Последний раз они проникали в зал импрессионистов. Но это, скорее всего, связано с особенностями вентиляционных систем здания.

Кстати, познакомиться с котами могут все желающие. Каждые вторые субботу и воскресенье мая в музее проводят «День эрмитажного кота».

Клички у «эрмиков» тоже связаны с искусством, или преобладают Васьки и Барсики?

Анна Кондратьева: Все коты и кошки в Эрмитаже названы в честь людей искусства или их муз. Самого старшего зовут Жан-Батист-Мишель Валлен-Деламот в честь французского архитектора, автора многих проектов для Зимнего дворца. Есть плеяда рыжих котов-«импрессионистов»: Гоген, Сезанн, Ван Гог. Сейчас подыскиваем семью для белого котика Росси, тоже названного в честь российского архитектора с итальянскими корнями.

Недавно новую семью обрела кошечка по кличке Даная. В музее живет Саския ван Эйленбюрх, названная по имени супруги Рембрандта.

Эрмитажные коты – это «закрытый клуб», или в музей попадают животные с улицы?

Анна Кондратьева: Новые животные свободно попадают в Эрмитаж с улицы через открытые продухи – для котов музей открыт круглосуточно. Конечно, когда животных становится слишком много, это проблема. Коты начинают бороться за место в иерархии, обижать новеньких. Кроме того, с улицы могут быть занесены опасные инфекции. Поэтому в музее мы регулярно проводим вакцинацию и следим за численностью котов – кто-то из них остается жить в музее, а кто-то обретает новый дом в других музеях Санкт-Петербурга или в семьях горожан. Один из наших «эрмиков» даже выступает в театре Юрия Куклачева.


Фото: hermitagecats / Instagram.com  

То есть прийти в Эрмитаж и вернуться из него владельцем музейного кота может любой желающий?

Анна Кондратьева: Не совсем так. Мы должны убедиться в серьезных намерениях человека. Потенциальный владелец приходит в музей с паспортом и переноской для животного и проходит довольно строгое собеседование, по результатам которого и принимается решение о передаче животного.

В семьи вы пристраиваете в первую очередь новеньких или руководствуетесь какими-то другими критериями?

Анна Кондратьева: Прежде всего мы стараемся найти новый дом либо новичкам, либо тем животным, которым по какой-то причине стало в Эрмитаже некомфортно. Например, пожилой кот почувствовал усталость, и мы видим, что в домашних условиях ему будет лучше. Но не надо думать, что все эрмитажные коты «белые и пушистые», некоторые из них настоящие «служаки». Они привыкли к музею и ни за что не променяют жизнь во дворце на городскую квартиру.

Ценители Моцарта

Их можно понять. А правда ли, что эрмитажные коты поведением отличаются от своих собратьев из ветклиник или от заводчиков?

Анна Кондратьева: Да, музейные котики более толерантны, у нас ни разу не возникало проблем со вселением «эрмиков» в семьи, где уже есть коты или кошки. Эрмитажные коты достаточно легко находят общий язык с другими домашними животными. Кроме того, у них хороший вкус – наши коты любят слушать Моцарта и другие классические произведения.


Фото: hermitagecats / Instagram.com  

Часть эрмитажных котов сейчас живут в открытой вами «Республике кошек». Что это за проект?

Анна Кондратьева: Как я уже говорила, не все коты в Эрмитаже уживаются в сообществе, и таким нужно подыскивать новые семьи. Арт-пространство «Республика кошек» – это место недалеко от Эрмитажа. Сюда можно прийти, выпить кофе, хорошо провести время, пообщаться с животными и узнать о них больше, а, возможно, и забрать котика домой. Сейчас здесь проживают 25 котов.

«Республика кошек» – это первое котокафе не только в России, но и в Европе. В отличие от подобных заведений в Азии, мы не делаем упор на продажу породистых животных, а являемся, по сути, альтернативой традиционным приютам. Я очень горжусь, что наши последователи, которые сегодня открывают такие же котокафе в России, обращаются к нам за консультациями.

А насколько это востребовано – прийти погладить животное за деньги?

Анна Кондратьева: Места в «Республике кошек» на выходные расписываются на несколько недель вперед. А в своем новом проекте «Республика котов» мы запустили новый формат – постарались уйти от слова «деньги», и теперь все желающие могут прийти к нам пообщаться с животными и оставить ту сумму, которую сами пожелают и которая не будет для них обременительной.

Главная задача «Республики кошек» – найти владельцев для брошенных животных? Или это не все?

Анна Кондратьева: Наша главная цель – формирование не просто гуманного, а именно зоогуманного отношения. То есть важно научиться хорошо относиться к животным именно как к животным, не пытаясь их очеловечивать.

Яркий пример – вопросы, связанные с кастрацией. Сколько разговоров ведут вокруг якобы страдающих от неполноценной жизни кастрированных котов, забывая при этом, что размножаются животные не для удовольствия, а следуя инстинкту, реализовать который в условиях квартиры невозможно. Мне кажется, что кошка идеально подходит для формирования такого отношения. Если можно так выразиться, она «индикатор человечности». Кошка позволяет почувствовать себя настоящим человеком.

Задайте вопрос