Эксперт разъяснил опасность заражения диких животных COVID-19

Новости
30.06.2021 07:15:00
В случае заражения новой коронавирусной инфекцией (COVID-19) диких животных и последующего ее распространения в природе болезнь может стать природно-очаговой, победить ее будет практически невозможно. Об этом в интервью «Ветеринарии и жизни» рассказал советник Руководителя Россельхознадзора Никита Лебедев, кандидат ветеринарных наук. Он также ответил на вопросы, почему не удается создать вакцину от другой инфекции – африканской чумы свиней (АЧС) и чем в борьбе с болезнями животных поможет их идентификация.
Текст: Юлия Макеева

Никита Викторович, уже есть факты заражения диких норок и выдр COVID-19. В чем основная опасность?

Никита Лебедев: В конце апреля мы получили информацию о том, что в океанариуме США выявили COVID-19 у выдры. Наши коллеги из Испании и США сообщали о том, что на территории этих стран при проведении мониторинга среди диких животных были выявлены случаи нового коронавируса у диких норок. Возможно, инфицированная норка убежала с фермы и заразила дикую особь. Может быть, наоборот: дикое животное попало на ферму, контактировало с инфицированными норками, а затем вернулось обратно в среду обитания.

Как попал вирус в дикую природу, точно неизвестно, но это опасный сигнал. Если болезнь станет распространяться среди диких животных, она может стать природно-очаговой, победить ее будет практически невозможно.

Одни из восприимчивых к COVID-19 животные – это куньи, в том числе норки. Если будут заражены, допустим, дикие норки, как их можно будет изолировать, вакцинировать, для того чтобы остановить распространение вируса? Никак. Мы видим развитие эпизоотии на примере гриппа птиц. Каждый год к нам из различных зон мира прилетают перелетные птицы, они приносят новые виды, новые штаммы. И ежегодно и мы, и Европа, и другие страны мира получаем новые очаги высокопатогенного и низкопатогенного гриппа птиц.

И как предотвратить такую цепочку событий в истории с новым коронавирусом?

Никита Лебедев: Нужно разрывать эпизоотическую цепь. Она состоит из трех звеньев. Это источник возбудителя (первое звено), затем механизм передачи (второе звено) и восприимчивое животное (третье звено).

У людей это эпидемическая цепь. Чтобы ее разорвать, рекомендуется носить маски, соблюдать дистанцию, ставить прививку. Животные не могут носить маски и соблюдать дистанцию, для них остается единственный механизм – вакцинация.

В России уже началась вакцинация животных от нового коронавируса. В подведомственном Россельхознадзоре Федеральном центре охраны здоровья животных разработана вакцина «Карнивак-Ков». Это первый и пока единственный в мире препарат для защиты животных от COVID-19.

Прививать надо норок на зверофермах, кошек и собак, если они находятся на свободном выгуле или вывозятся на природу. Тогда мы не допустим распространения вируса среди домашних и промышленных животных, а значит, не будет заноса в дикую природу.

      

        Лаборатория ВНИИЗЖ / Фото: Александр Плонский / "ВиЖ"

   В чем сложность разработки вакцины от АЧС

Против нового коронавируса для животных сделали вакцину в очень сжатые сроки. А почему не получается создать вакцины против африканской чумы свиней (АЧС)?

Никита Лебедев: Да, вирус АЧС известен европейским свиноводам с конца 50-х годов прошлого века, когда первые очаги были зарегистрированы в Португалии и Испании. Однако до сих пор вакцина от этой опасной для свиноводства болезни не разработана.

Сложность заключается в том, что сама структура вируса АЧС и его поведение сильно отличаются от других патогенов. Здесь в чем-то есть аналогия с вирусом иммунодефицита человека.

Получается, что это ВИЧ свиней?

Никита Лебедев: Нет, нельзя его, конечно, назвать ВИЧ свиней, но есть что-то схожее, поскольку ВИЧ в первую очередь атакует клетки и факторы иммунитета человека. Человек умирает не от ВИЧ, человек умирает от СПИДа именно за счет того, что полностью разрушен его иммунитет.

Так почему вакцину против АЧС не получается сделать?

Никита Лебедев: Первые попытки создать вакцину против африканской чумы свиней были еще в конце 60-х годов XX века.

В Испании и Португалии такие разработки были, там пытались использовать для вакцинации свиней ослабленный штамм вируса. И этот штамм восстановил свои свойства и начал заражать свиней. В итоге получилась циркуляция двух штаммов – полевого и вакцинного.

Прототип вакцины от АЧС был создан в 80-х годах в СССР, но опыт тоже оказался неудачным. Как показала практика при применении этого прототипа, происходило сильнейшее давление на иммунную систему. И свиньи погибали не от АЧС, а от других инфекций. Потому что сама структура вируса, которая атакует макрофаги, не позволяет в дальнейшем животному отвечать уже на остальные патогены. То есть животное будет изолировано и будет спокойно переносить африканскую чуму свиней, но любые другие болезни для вакцинированных свиней станут фатальными.

Но, несмотря на неудачный опыт создания вакцины, справиться с самой болезнью в СССР получилось. Так?

Никита Лебедев: Да, тогда за счет эффективной работы ветеринарной службы АЧС удалось быстро ликвидировать. Очаг был в Одесской области, с последующими двумя выносными случаями в Киев и Челябинск. Для сравнения: в Испании с болезнью боролись 37 лет, в Португалии – 42 года.

Какие научные центры в мире сейчас работают на создание вакцины против АЧС?

Никита Лебедев: Сейчас разработкой вакцины от АЧС занимаются несколько крупных научных центров мира: Россия, Германия, Испания, США и Китай. В нашей стране над созданием препарата работают в подведомственном Россельхознадзору Федеральном центре охраны здоровья животных (ФГБУ «ВНИИЗЖ»).

Разработка вакцины против АЧС во ВНИИЗЖ находится на стадии отбора наиболее перспективного варианта, обладающего низкой реактогенностью, стабильностью иммунобиологических свойств и высокой протективной активностью.

Та страна, которая сможет создать вакцину против АЧС, совершит колоссальный прорыв. Официально в мире насчитывается около 800 миллионов голов свиней. Представляете, какой это рынок для новой вакцины. Только в Китае содержится около полумиллиарда свиней.

Но ведь вакцина не панацея. Многие эксперты убеждены, что прежде всего надо соблюдать правила биобезопасности в свиноводческих хозяйствах.

Никита Лебедев: Да, правила биобезопасности надо неукоснительно соблюдать. Самое печальное, когда люди с ветеринарным образованием сами держат у себя животных, а когда случается падеж, закапывают трупы, тем самым способствуя распространению инфекции. Это неприемлемо, конечно.

Распространению АЧС также способствуют владельцы личных подсобных хозяйств, которые халатно относятся к правилам биобезопасности и порой скармливают свиньям пищевые отходы, недообработанные термически, или нелегально скупают отходы в детсадах, школах и ресторанах.

Как с этим бороться?

Никита Лебедев: Надо ужесточать наказание. Например, в Китае за умышленное либо непредумышленное распространение и сокрытие фактов падежа животных, которые в последующем привели к распространению инфекции, можно попасть в тюрьму до 10 лет, в зависимости от ущерба.

Другой пример из Бельгии, где лесничего приговорили к тюремному сроку заключения за сокрытие случаев падежа кабанов. Еще одна история из Бельгии связана с владельцем ресторана, который использовал мясо диких кабанов для приготовления блюд. Животные содержались в загоне и не проходили ветеринарный контроль. В итоге у него изъяли всех животных, запретили их содержание и оштрафовали на крупную сумму.

  О пользе идентификации животных

Помогут ли бороться с распространением АЧС и других опасных болезней обязательная идентификация и учет животных?

Никита Лебедев: Безусловно. Если ветеринарная служба знает, сколько содержится сельскохозяйственных животных, можно эффективно просчитать противоэпизоотические мероприятия: сколько необходимо для профилактики ветеринарных препаратов, тех же самых вакцин, антигельминтных лекарств, препаратов для обработки от эктопаразитов.

Например, в деревне, по официальным данным, содержится 70 голов свиней. Когда начинается переучет на фоне, допустим, АЧС, оказывается, что животных в два раза больше, потому что люди не считают нужным их регистрировать.

С другой стороны, идентификация – один из инструментов решения проблемы с бездомными животными в России. Если животное будет чипировано и идентифицировано, можно будет установить владельца.

     

     Фото: Вячеслав Прокофьев / ТАСС

Россельхознадзор уже разработал систему «Хорриот» для учета животных.

Никита Лебедев: Да, совершенно верно. Это компонент системы «ВетИС». Сейчас «Хорриот» находится в режиме опытной эксплуатации. У каждого животного, зарегистрированного в системе, будет своя карточка с информацией о владельце, месте содержания, родителях, получаемых вакцинах, ветпрепаратах в случае болезни и так далее.

Но вернемся к проблеме бездомных животных. Они, кстати, тоже способствуют распространению опасных инфекций, того же бешенства. Одной ли идентификацией удастся решить проблему?

Никита Лебедев: Я считаю, что нужно вводить штрафы за брошенных животных. У нас в России, к сожалению, есть такая практика, когда летом люди, уезжая на дачи, берут собак, например, в приютах, а затем этих собак осенью оставляют. Часть из них погибает, а часть сбивается в стаи. Эти собаки становятся другим видом, это не обычные бездомные собаки, которые просят у вас корм, эти собаки не боятся человека, они ведут себя агрессивно, они нападают на других животных и людей. И что будет с ними дальше, сложно спрогнозировать. Например, страшные случаи в Улан-Удэ, где собаки нападают на людей, среди жертв – девушки и дети. Другой случай в Башкирии, когда стая бездомных собак напала на четырехлетнего ребенка, в итоге он погиб.

В этих стаях много бывших хозяйских собак. Сейчас по закону об ответственном обращении с животными, если владелец решил отказаться от питомца, он должен передать его другому человеку или определить в приют. Однако наказания за это нет. Надо исправлять этот правовой пробел.

Подпишитесь на нас в ЯНДЕКС.НОВОСТИ и в Telegram , чтобы читать новости сразу, как только они появляются на сайте.

Задайте вопрос
Яндекс.Метрика